12. И.А. Морозову.

Исси-ле-Мулино, 19 апреля 1913 г.

Мсье, Все три картины1, о которых идет речь, по сегодняшний день были выставлены у Бернхейма. Они имели большой успех, и я полагаю, что Вы будете удовлетворены, хоть Вам и пришлось ждать так долго. Думаю также, что мадам Морозова будет довольна. Эти три картины писались с таким расчетом, чтобы они висели вместе и в определенном порядке, а именно вид из окна должен быть слева, вход в казба — справа, а терраса — в середине, как это показано на прилагаемом рисунке2.

Рамы были специально предназначены для этих картин. Они серые, выкрашены клеевой краской. В случае, если на них окажутся следы пальцев, пятна эти можно будет удалить, протерев их губкой (чуть-чуть влажной), — при этом снимается самый верхний слой краски. Если удалить пятна не удастся, любой художник-декоратор выкрасит рамы заново, смыв водой серую краску до белого грунта.

Серый цвет составлен из испанских белил или же другой белой краски в порошке, из небольшого количества черной краски и синего ультрамарина и желатина, который добавляется для клейкости.

Я сдался на уговоры друзей — да и надо же показать мои картины до того, как они будут отправлены в Москву, — и дал согласие на восемь дней выставить их, как и картины мсье Щукина, в Берлине по пути в Москву3.

Я договорился следующим образом: расходы по страхованию и транспортировке картин из Парижа до Берлина возьмет на себя маршан, устраивающий выставку, а отправители будут для Вас — мсье Шаршевский, для мсье Щукина — мсье Шретер, а в Берлине — их доверенные представители. Я даже думаю поехать туда, чтобы удостовериться в благополучной отправке полотен, — их должны увезти из Берлина 8 мая.

Цена их, в соответствии с нашей договоренностью, по 8000 фр. за каждую. Эти 24 ООО франков Вы можете перевести на мой текущий счет в Национальный банк, Парижское отделение, агентство О, площадь Ренн, 7.

Надеюсь, что, если летом Вы окажетесь в Париже, эти картины вызовут у Вас желание посмотреть в моей мастерской два больших полотна — около 2x1,7 м, — изображающие марокканца [un grand Riffain] и арабскую кофейню4. Я мог бы, если они Вас заинтересуют, послать Вам с них фотографии.

Передаю почтительнейшие поклоны мадам Морозовой, а Вас, мсье, прошу верить в неизменную преданность Вам

Анри Матисса


1Речь идет о «Марокканском триптихе»: «Вид из окна. Танжер», «Зора на террасе», «Вход в казба» (Москва, ГМИИ им. А.С. Пушкина).
2 На второй странице письма А. Матисс сделал пером набросок триптиха.
3 Картины были выставлены в Берлине, но где именно, установить не удалось. В наиболее полных перечнях выставок А. Матисса (см.: Schneider P. Henri Matisse. Exposition du Centenaire. Paris, 1970; Henri Matisse. Dessins et sculpture. Exposition. Paris, 1975) указываются следующие выставки 1913 г. в Берлине, где фигурировали произведения А.Матисса: выставка Берлинского Сецессиона; выставка Осеннего Салона; выставка в галерее Фрица Гурлитта. Вероятнее всего, картины, о которых идет речь, фигурировали на одной из двух первых выставок.
4 Речь идет о картинах «Стоящий марокканец в зеленой одежде» и «Арабская кофейня». Обе картины куплены С.И. Щукиным (ныне — Санкт-Петербург, Гос. Эрмитаж).

Вернуться к списку писем по адресатам

Вернуться к списку писем по датам


Портрет жены художника. 1912-13. Холст, масло. Эрмитаж.

Красная комната. 1912

Натюрморт с апельсинами. 1913. Холст, масло. Лувр, Париж, Франция.



 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Анри Матисс. Сайт художника.