241. Камуэн - Матиссу.

[Сен-Тропез, июль 1941 г.]

Дорогой Матисс,
Я получил письмо от нашего друга Жана Пюи, он пишет о том, как ему было приятно увидеться с тобой после такой долгой разлуки. А я, хотя обстоятельства позволили нам встречаться время от времени, испытал то же чувство, видя тебя в этом роскошном отеле таким же, как прежде в твоем старинном монастыре в Париже. Без сомнения, время нас немного изменило, но сущность осталась та же. Я был огорчен трудностями и передрягами в твоей семье; к счастью, сила твоего характера поможет тебе перенести неприятности и спокойно идти своим путем.

<...> Когда я знал Сезанна, я всегда заставал его одного, хотя у него были жена и сын; я никогда не ел у него такого вкусного лукового супа и в такой прелестной компании (как в этот раз у тебя). Жизнь художников, несмотря на их желание быть как все люди, редко бывает нормальной. Как говорил Ван Гог: «Совершенно ясно, что этот мир вышел неудачным». Значит, надо считаться с миром таким, как он есть, так же как с природой, когда компонуешь картину. Это не всегда легко.

По поводу картин: я все время жалею, что не видел «Обнаженную»1, о которой ты мне говорил раньше. Я не посмотрел не из-за недостатка наблюдательности, а потому, что мое внимание было поглощено композицией «Фавн, Пан и Сирин»2; я видел начало этой работы, исходившей из довольно реалистического рисунка, и я увлекся, следя за ее развитием в более отвлеченный план в больших панно, а потом мы говорили совсем о других вещах... Все же я очень доволен, что хорошо посмотрел некоторые картины, они логически развивают то, что ты делал раньше, но с большей плотностью, сжатостью, богатством и изысканностью — насколько я могу судить. Самое главное, что благодаря хорошему уходу и заботам, которыми ты окружен, благодаря твоему разумному поведению и спокойствию твое здоровье продолжает восстанавливаться. Помимо здоровья, мне кажется, очень важно оберегать свою внутреннюю жизнь, для этого не нужно слишком большое одиночество, но не надо и слишком много волнений.

Я очень хорошо нашел дорогу, возвращаясь обратно от тебя, но, по-моему, подъем, особенно для начинающего велосипедиста, труден и долог. Я жду свой велосипед со дня на день; может быть, когда я его получу, я предприму несколько небольших путешествий, разбив их на этапы. Например, если я поеду за велосипедом в Ниццу, я вернусь на нем. Мне иногда хочется нарушить однообразие, ведь привычка притупляет чувства.

Может, это просто усталость или слабость. Тем хуже, но не будем доискиваться причин, всегда все анализировать очень утомительно. Папаша Пюи излагает мне длинные философские теории, стараясь доказать, что Бога не существует и душа не бессмертна, что все это лишь мечты людей. Я нахожу удивительным, что о таких предметах можно иметь такое определенное представление... Было бы интересно провести опрос среди художников: «Кто мы, откуда мы, куда мы идем?»

Знаешь, так называется последняя композиция Гогена. Хотя я не особенно увлекаюсь его живописью, эта картина меня трогает3. Я заметил в комнате, где у тебя висят цветные репродукции, портрет Ван Гога рядом с картиной Руо; я был немного удивлен: Руо всегда производил на меня впечатление пережаренного, но того же самого рагу.

Ты можешь мне возразить, что критиковать очень легко, но ведь нельзя все любить одинаково. Дорогой Матисс, прости меня за это письмо, полное вздора. Все же я посылаю его таким, как оно есть. Я знаю, что утро ты проводишь в постели, и мне захотелось просто, без церемоний зайти к тебе поболтать. Если я буду в Ницце на днях, то навещу тебя, а если нет, то хотел бы получить от тебя известия.

Крепко жму тебе руку Ш. Камуэн

Сен-Тропез (Вар), шоссе на Канубьер.


1 По мнению Д. Жироди, речь может идти о картине Матисса «Розовая обнаженная» (1935, Балтимор, Музей искусств) (см.: Giraudy. Р. 26. Note 152).
2 Д. Жироди предполагает, что речь идет об эскизе 1936 г. «Нимфа в лесу» (см.: Giraudy. Р. 26. Note 153), которую Ш. Камуэн называет иначе. Л.Н. Делекторская подтверждает, что речь идет именно об этой картине.
3 Полотно П. Гогена «Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?» находится в Галерее Тейта в Лондоне.

Вернуться к списку писем по адресатам

Вернуться к списку писем по датам


Икар (Анри Матисс)

pic39Гармония в красных тонах. 1908. Холст, масло. Эрмитаж.

Посуда и фрукты на красно-черном ковре. 1906. Холст, масло. Эрмитаж.



 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Анри Матисс. Сайт художника.